Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Вдогонку предыдущему посту.

Сегодняшний мой пост про пастель напомнил мне совершенно гениальный и безумно смешной сюжет из романа Владимира Войновича "Монументальная пропаганда"

Он слегка длинноват, но, безусловно, стоит прочтения.Я ещё в двух местах текст, не имеющий отношения к основной истории сократила (да простит меня автор!)

"...Аглая посмотрела на часы. Было около двенадцати. Она поднялась.
- Пожалуй, мне пора.
Подождите, - остановил ее Бурдалаков.
Она посмотрела на него вопросительно.
- Забыл вам показать, - сказал Бурдалаков и из ящика письменного стола
достал продолговатый предмет, который оказался кинжалом в серебряных ножнах.
- Вот. Это мне в Самтредиа мой фронтовой друг генерал Шалико Курашвили
подарил. Изготовлен в начале ХIХ века и был преподнесен генералу Александру Петровичу Ермолову. Помните, был такой завоеватель Кавказа?
Кинжал был прямой с желобком посредине и золотой рукоятью, концом
которой была голова тигра с рубиновыми глазами, а по лезвию его шла черненая надпись, которую Аглая, прищурившись, осилила без очков:
- "Друга спасет врага паразит", - прочла она громко и посмотрела на
генерала. - Что это значит?
- Сам думаю, - развел руками Федор Федорович, - и не могу понять. И
Шалико не знает. Загадка какая-то, да и все. Так мы, значит, завтра утром,
как всегда, у входа.
- Хорошо, - сказала Аглая с легким разочарованием. Федор Федорович
проводил Аглаю до ее двери."
Collapse )

Пять дней, которые потрясли... Послесловие

Предыдущая часть здесь.

Эти пять дней мы мысленно прикасались к безумию - физической и душевной боли, страданиям и кошмарам, ненависти и дьявольскому злу. Осмыслить это почти невозможно. Вопросов осталось больше, чем полученных ответов... Да, всё было имено так.
Но было и другое.
И вот об этом другом я хочу написать несколько слов.
Я уже упомянула о том, что вместе с нами в Польшу прилетела группа военных ЦАХАЛа. И что мы встречали их повсюду - то они заходили в то место, где мы только что побывали, то, наоборот, мы шли по их следам. И вот, на пятый день, наступил тот миг, о котором я хочу рассказать.

Мы уже какое-то время находились в Освнциме-2 (Биркенау), кода кто-то из нашей группы заметил, что у входа со стороны ворот собирается группа наших военных.
И через несколько минут произошло то, что, как мне кажется, я не смогу забыть никогда.
Collapse )

Атака Лёгкой Кавалерии

Признаюсь, я этот пост подготовила уже некоторое время тому назад. Но потом, обратив внимание на дату события, решила чуть-чуть подождать и "приурочить". :)
Collapse )



Стихотворение, написанное на одном дыхании, под влиянием момента, стало одним из лучших его творений. Английские школьники разучивают эту балладу, как русские школьники учат «Бородино» Лермонтова.

Это очень красивое и эмоциональное стихотворение перевел на русский Юрий Колкер ( есть ещё и другие переводы, но мне больше всех нравится именно этот).

АТАКА ЛЁГКОЙ КАВАЛЕРИИ
(из Альфреда Теннисона, 1809–1892)

Долина в две мили — редут недалече…
Услышав: — По коням, вперёд! —
Долиною смерти, под шквалом картечи
Отважные скачут шестьсот.
Преддверием ада гремит канонада,
Под жерла орудий подставлены груди —
Но мчатся и мчатся шестьсот.

Лишь сабельный лязг приказавшему вторил.
Приказа и бровью никто не оспорил.
Где честь, там отвага и долг.
Кто с доблестью дружен, тем довод не нужен.
По первому знаку на пушки в атаку
Уходит неистовый полк.
Метёт от редута свинцовой метелью,
Редеет бригада под русской шрапнелью,
Но первый рассеян оплот:
Казаки, солдаты, покинув куртины,
Бегут, обратив к неприятелю спины, —
Они, а не эти шестьсот!

Теперь уж и фланги огнём полыхают.
Чугунные чудища не отдыхают —
Из каждого хлещет жерла.
Никто не замешкался, не обернулся,
Никто из атаки живым не вернулся:
Смерть челюсти сыто свела.

Но вышли из левиафановой пасти
Шестьсот кавалеров возвышенной страсти —
Затем, чтоб остаться в веках.
Утихло сраженье, долина дымится,
Но слава героев вовек не затмится,
Вовек не рассеется в прах.



* В начале Крымской войны тяжело раненный в руку лорд Реглан, желая скрыть своё увечье, вызвал к себе портного и набросал ему эскиз пальто с необычным покроем рукава, составляющего одно целое с плечом. Этот покрой стал очень популярным и со временем стал называться рукав "реглан". Лорд вряд ли мог себе представить, что его имя будет ассоциироваться у миллионов людей не с его военными подвигами, а с деталью одежды.

**  А вот Графу Кардигану приписывают изобретение вязаного жакета на пуговицах и без воротника, с V-образным вырезом. Кардиган, настоящий "отец солдатам" придумал эту одежду для того, чтобы носить её под мундиром как спасение от холода. То есть, сначала он, конечно, заказал такой жакет для себя, а потом уже "изобретение" распространилось на всю армию. Первые кардиганы были связаны из грубой шерсти, плотно облегали фигуру, но при этом были очень удобными в носке. Именно благодаря графу, этот вид одежды и получил своё название.


UPD: Лорд Реглан продемонстрировал блестящий талант модельера не только в истории с покроем рукава. Для солдат, у которых под Балаклавой сильно мёрзли лица, он придумал специальный вязаный головной убор, защищающий лицо, лоб и голову, и оставляющий просвет для глаз и рта. Эту шапку так и назвали - "балаклава". Балаклавы чрезвычайно популярны и сейчас. Их изготавливают из самых разных тканей, они бывают самых разных расцветок. Спортсмены-горнолыжники и сноубордисты, пожарные, автогонщики, танкисты и бойцы спецподразделений с удовольствием носят их. Ну и совсем недавно ещё самизнаетекто! :)

И ещё о дне Памяти.

Через два часа, в 11:00 в Израиле зазвучит двухминутная сирена, и вся страна молча встанет.

Это было несколько лет назад.
Был день Памяти погибших солдат (Йом Хазикарон). Я ехала на машине, и в этот момент загудела сирена минуты молчания. Я остановилась, вышла из машины и встала рядом с ней. Оказалось, что остановилась я около какого-то строящегося дома. И боковым зрением я увидела, что в находящемся справа от машины подъёмном кране, на высоте нескольких десятков метров, в кабине встал крановщик. Это было совершенно удивительное ощущение. Он стоял-висел в небе, опустив голову, все две минуты, а у меня по щекам лились слёзы.