?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Как вы думаете, что общего между всем тем, что вынесено в заголовок?
Гораздо больше, чем вам кажется. Ну, разве что iraizkaira сразу даст правильный ответ. :)

Итак, внимание, барабанная дробь..... и





Этот знакомый каждому из нас марш написал известный австро-венгерский композитор и музыкант... Юлиус Фучик. Фучик родился 18-го июля 1872 года в Праге.

Список его призведений насчитывает 323 опуса и 17 непронумерованных призведений.
И самое знаменитое из них - этот самый марш, последняя нота которого была написана композитором 17 октября 1899 года в Сараево.
Первоначально произведение называлось "Grande Marche Chromatique" (Большой хроматический марш), но позже Фучик изменил название, и марш стал называться  "Einzug der Gladiatoren"  (Выход гладиаторов). Причиной смены названия стало необыкновенное впечатление, которое произвели на композитора описания гладиаторов в романе Генриха Сенкевича " Quo vadis" (Камо грядеши). В соответствии с новым названием первая часть марша описывала выход гладиаторов на арену, вторая - их схватку, а третья - шествие и уход победителей.

Давайте, и мы перечитаем (под музыку) яркий текст Сенкевича:

...С раннего утра прибывали в амфитеатр группы гладиаторов во главе с их
наставниками - ланистами.  Не желая прежде времени утомлять себя,  они шли
без оружия,  часто совершенно нагие, кое-кто с зеленой веткой в руке или в
венке из цветов - молодые,  полные жизни,  блистающие красотой в  утреннем
свете.  Их  могучие,  точно  из  мрамора  изваянные  тела,  лоснившиеся от
оливкового масла,  возбуждали восхищение римлян,  любителей красивых форм.
Многих  гладиаторов  знали в лицо,  то и дело раздавались крики:  <Привет,
Фурний!  Привет,  Лео! Привет, Максим! Привет, Диомед!> Девушки бросали на
них   влюбленные  взгляды,  а  они,  высматривая  самых  красивых,  сыпали
шутливыми словечками,  как бы не испытывая и  тени  тревоги,  да  посылали
воздушные поцелуи или кричали: <Обними меня, пока смерть не обняла!> Затем
исчезали в воротах,  из которых многим суждено было не выйти. 



...
Но  вот  амфитеатр огласили пронзительные звуки  труб,  и  воцарилась
полная  ожидания тишина.  Тысячи  глаз  обратились к  большим  воротам,  к
которым приблизился человек,  наряженный Хароном,  и при всеобщем молчании
трижды стукнул в  них молотом,  как бы  вызывая на смерть тех,  кто был за
ними.  Ворота медленно отворились, и из зияющей черноты на ярко освещенную
арену стали выходить гладиаторы. Они шли отрядами по двадцать пять человек
- отдельно фракийцы,  отдельно мирмиллоны,  самниты,  галлы, все в тяжелом
вооружении;  наконец,  вышли ретиарии,  в  одной руке державшие сеть,  а в
другой  -   трезубец.  При  виде  их  по  рядам  раздались  рукоплесканья,
перешедшие вскоре в  сплошной громоподобный шум.  В  глазах рябило от вида
амфитеатра с  разгоряченными лицами,  открытыми в крике ртами и хлопающими
руками.  Гладиаторы ритмичным,  пружинистым шагом сделали круг  по  арене,
сверкая оружием и  богатыми доспехами,  и остановились перед возвышением с
ложем  императора -  горделивые,  спокойные  красавцы.  Резкий  звук  рога
прекратил рукоплесканья, тогда бойцы выбросили вверх правые руки и, подняв
головы и  взоры к  императору,  начали выкрикивать,  а  точнее,  повторять
протяжно, нараспев:

                        Ave caesar imperator!
                        Morituri te salutant*
     _______________
          * Пивет тебе, цезарь, император!
            Идущие на смерть приветствуют тебя! (Лат.)

     После  чего  они  быстро  рассыпались по  арене,  занимая каждый свое
место.  Им  предстояло  сражаться  целыми  отрядами,  но  сперва  наиболее
знаменитым бойцам было  дозволено сразиться попарно -  в  таких  поединках
выявлялись сила,  ловкость и отвага.  И вот из рядов галлов выступил боец,
хорошо  известный  любителям  под  именем  Ланиона,   то  есть  <Мясника>,
победитель во многих играх.  В  высоком шлеме и  в  панцире,  прикрывавшем
спереди и сзади его могучий торс, он в ярком свете на желтой арене походил
на  огромного блестящего жука.  Ему  навстречу вышел  не  менее  известный
ретиарий Календион.
     Среди зрителей послышались возгласы:
     - Пятьсот сестерциев на галла!
     - Пятьсот на Календиона!
     - Клянусь Геркулесом, тысяча!
     - Две тысячи!
     Галл между тем,  дойдя до середины арены, стал пятиться, выставив меч
острием вперед и с наклоненной головой напряженно наблюдая через отверстия
в забрале за противником,  а тот,  легкий ретиарий,  с изящной,  достойной
резца  ваятеля фигурой,  совершенно нагой,  только в  набедренной повязке,
быстро кружил вокруг тяжеловесного соперника,  ловко размахивая сетью,  то
опуская, то поднимая трезубец и распевая песенку сетеносцев:

                        Не тебя ищу, а рыбу,
                        Что ж ты убегаешь, галл?**
     _______________
          ** Non te peto, piscem peto.
             Quid me fugis, Gallo? (Примеч. автора.)

     Но галл и не думал убегать, он, сделав несколько шагов, остановился и
лишь слегка повертывался из стороны в  сторону,  чтобы противник все время
был перед ним.  В его фигуре и уродливо огромной голове было теперь что-то
жуткое.  Зрители  понимали,  что  это  тяжелое,  закованное  в  медь  тело
готовится к  внезапному броску,  который может  решить исход  поединка.  А
сетеносец тем  временем то  подбегал к  нему,  то  отскакивал,  так быстро
размахивая своими трезубыми вилами,  что  глаз  с  трудом мог  уследить за
ними.  Несколько раз  слышались удары трезубца о  щит,  но  галл  даже  не
покачнулся,  что говорило о его огромной силе. Все его внимание, казалось,
было сосредоточено не на трезубце,  а  на сети,  непрестанно кружившей над
его  головою,  как  зловещая птица.  Затаив  дыхание,  зрители  следили за
искусной игрой  гладиаторов.  Наконец,  улучив  момент,  Ланион ринулся на
противника,  но  тот с  таким же  проворством проскользнул под его мечом и
поднятой рукой, затем выпрямился и закинул сеть.
     Галл,  сделав поворот на месте,  щитом отбросил сеть,  после чего оба
отпрянули в стороны.  В амфитеатре загремели возгласы:  , в нижних
рядах заново стали делать ставки.  Сам император, беседовавший с весталкой
Рубрией и  не  слишком внимательно следивший за  зрелищем,  обратил лицо к
арене.
     Бойцы возобновили поединок,  сражаясь так  ловко,  с  такой точностью
движений, что минутами чудилось, будто это не борьба на жизнь и на смерть,
но игра с целью выказать свою ловкость. Ланион, еще два раза ускользнув от
сети,  снова начал пятиться к  краю арены.  Тогда те,  кто  ставили против
него,  не желая, чтобы он отдохнул, закричали: <Наступай!> Галл послушался
и  бросился на противника.  Внезапно рука ретиария залилась кровью,  и его
сеть повисла.  Ланион,  пригнувшись,  ринулся вперед с  намерением нанести
последний удар.  Но в этот миг Календион,  который лишь притворился, будто
уже не может орудовать сетью,  откинулся в сторону,  чтобы избежать удара,
и, сунув трезубец между колен противника, повалил его наземь.
     Галл попытался встать, но в мгновение ока его обвили роковые веревки,
в  которых руки его и  ноги с каждым движением запутывались все больше.  А
меж тем удары трезубца раз за разом валили его на песок. Вот он сделал еще
одно усилие, оперся на руку и напрягся, чтобы встать, - напрасно! Подняв к
голове слабеющую руку, уже неспособную удержать меч, Ланион упал навзничь.
Календион своим трезубцем прижал его шею к земле и, обеими руками опершись
на рукоять, обернулся лицом к императорской ложе.
     Весь цирк дрожал от рукоплесканий и  воплей.  Для тех,  кто ставил на
Календиона,  он  в  эту минуту был более велик,  чем император,  но именно
поэтому в их сердцах исчезло и враждебное чувство к Ланиону, который ценою
своей крови наполнил их карманы.  И желания публики разделились надвое. Во
всех  рядах половина зрителей делала знак смерти,  половина -  пощады,  но
ретиарий глядел только на императора и весталок, выжидая, что решат они.
     К несчастью,  Нерон не любил Ланиона,  потому что на последних играх,
еще перед пожаром, поставив на него, проиграл крупную сумму Лицинию, и он,
протянув руку вперед, обратил большой палец вниз.
     Весталки тотчас повторили его жест.  Тогда Календион,  прижав коленом
грудь галла, достал из-за набедренника короткий нож и, отведя край панциря
у шеи противника, всадил ему в горло трехгранное лезвие по рукоять.
     - Peractum est! - раздались голоса в амфитеатре.
     Ланион недолго подергался,  как зарезанный вол,  роя ногами песок,  -
потом вытянулся и так застыл.
     Меркурию даже не потребовалось проверять раскаленным железом,  жив ли
он.  Тело Ланиона вмиг унесли,  и  вышли другие пары,  после чего только и
начался бой целых отрядов. Народ участвовал в нем душою, сердцем, глазами:
выл,  рычал,  свистел,  хлопал, смеялся, подстрекал дерущихся, бесновался.
Разделенные на  две партии гладиаторы сражались на  арене с  яростью диких
зверей:  грудь ударяла о  грудь,  сплетались тела  в  смертельном объятье,
трещали в суставах могучие конечности, мечи погружались в грудные клетки и
в  животы,  из бледнеющих уст хлестала на песок кровь.  С десяток новичков
объял  под  конец такой ужас,  что  они,  вырвавшись из  сечи,  попытались
убежать,  но  мастигофоры загнали  их  обратно в  гущу  схватки бичами  со
свинчаткой на  концах.  На песке образовалось множество темных пятен,  все
больше нагих и  одетых в  доспехи тел валилось на  арену,  подобно снопам.
Живые сражались,  стоя на трупах,  спотыкались об оружие,  о щиты,  ранили
ноги в кровь обломками мечей и падали. Народ был вне себя от удовольствия,
упивался смертью,  дышал  ею,  насыщал зрение ее  видом и  с  наслаждением
втягивал в легкие ее запахи.
     В конце концов почти все побежденные полегли.  Лишь несколько раненых
стояли на коленях посреди арены и, пошатываясь, простирали руки к зрителям
с мольбою о пощаде. Победителям раздали награды, венки, оливковые ветви, и
настала  минута  отдыха,  которая  по  воле  всемогущего  императора  была
превращена в  пиршество.  В  курильницах зажгли благовония.  Из кропильных
устройств народ орошали легким шафранным и  фиалковым дождиком.  Разносили
прохладительные напитки,  жареное мясо,  сладости,  вино, оливки и фрукты.
Народ ел,  болтал и  выкрикивал здравицы императору,  чтобы побудить его к
еще  большей щедрости.  А  когда голод и  жажда были утолены,  сотни рабов
внесли  в амфитеатр наполненные подарками корзины,  из  которых наряженные
амурами мальчики стали вынимать различные предметы и обеими руками бросать
их  в  ряды  зрителей. 





А в 1910 году канадский композитор Луи-Филлип Лорандо сделал аранжировку марша "Выход гладиаторов" для небольшого духового оркестра, назвав её "Thunder and Blazes" (Гром и молния). Она мгновенно распространилась во всех цирковых оркестрах (особенно первая, самая громкая и яркая часть, которой предваряли выход клоунов, борцов и прочих артистов, являвшихся гвоздём программы). Но не только цирковые, а и различные городские, школьные и прочие небольшие духовые оркестры сделали этот марш неотъемлемой частью своего репертуара.

Вот один из примеров исполнения марша "Гром и молния" духовым оркестром.



Кстати, в России произведения Фучика стали известны ещё при жизни композитора (он умер в 1916 году). И не только прописавшийся в каждом цирке "тот самый" марш, но и другие марши, вальсы и прочие произведения.

А  казнённый в 1943 году чехословацкий журналист-антифашист и герой Сопротивления Юлиус Фучик, написавший в тюрьме свой знаменитый "Репортаж с петлёй на шее", в котором появилась известная строка:"Люди, я любил вас. Будьте бдительны!" - не только полный тёзка, но ещё и родной племянник композитора.

Comments

( 4 comments — Leave a comment )
kraner
Oct. 1st, 2013 02:32 am (UTC)
Вот последний абзац меня успокоил, а то я ёрзал, пока читал: у нас в Днепропетровске есть (была?) улица Фучика, и я всё думал - ну не может быть, чтобы австрийский композитор соседствовал в Октябрьском районе с Ворошиловым, Урицким, Дзержинским и т.д. А так всё понятно, это тв честь племянника.
Между прочим, для меня то, что вынесено в заголовок моментально сложилось вполне приемлемый ассоциативный ряд. Дело в том, что на улице Фучика располагалась психиатрическая больница.

Оля, спасибо большое, очень люблю такие твои статьи, познавательные:)
iraizkaira
Oct. 1st, 2013 03:00 am (UTC)
И я очень люблю твои посты, Оля! Тебя всегда интересно читать.
luckyed
Oct. 1st, 2013 06:34 am (UTC)
Суперинтересный рассказ, Оля.
elelevina
Oct. 1st, 2013 09:03 pm (UTC)
Оль, спасибо - как всегда интересно!
( 4 comments — Leave a comment )

Profile

omia
Ольга

Latest Month

February 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
2425262728  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner